Новости

Новости и события хаджа

Дневники

Записи и впечатления о хадже

Вопросы и ответы

Ответы на вопросы по хаджу

Материалы

Статьи и материалы о хадже

Книги

Книги и брошюры о хадже

Главная » Материалы

Говоря о Мекке и Медине

Добавлено на 21.04.2013 – 12:42 дпНет комментариев
Говоря о Мекке и Медине

Друзья пригласили меня выступить с речью о Медине, чтобы я рассказал о том, что видел там. Я с радостью согласился. Как говорил один персидский поэт: «Говорить об объекте любви, так же приятно, как встречаться с ним».

Даже не знаю, когда впервые услышал о Мекке и Медине. Как и все мусульманские дети, я вырос в среде, где слова «Хиджаз» (Аравия), «Мекка» и «Медина» употреблялись постоянно. Отчетливо помню, как люди говорили о Мекке и Медине, не разделяя их, словно это были синонимы с одним и тем же значением. Говоря об одном из этих городов, они обычно вспоминали сразу и другой. Поэтому мне казалось, что Мекка и Медина — это названия одного и того же места. Только когда немного подрос, понял, что это не так. Стало ясно, что это два разных города на расстоянии более трехсот километров друг от друга.

В детстве не раз слышал, как люди говорили об Аравии и этих двух городах с такой страстью и энтузиазмом, словно речь шла о рае со всеми его благами. С тех времен меня охватило желание войти в рай и посетить Аравию.

Вскоре я понял, что при жизни никто не может увидеть рай. Но при этом оставалась возможность поехать в Аравию. Группы паломников регулярно наведывались туда. Так, думал я, почему бы и мне не посетить этот «рай веры»?

Проходили годы, я взрослел. Мой прежний пыл снова вспыхивал, когда я читал книги о жизни Благородного Пророка صلى الله عليه وسلم и изучал историю Ислама. Желание совершить хадж и посетить Мекку и Медину стало настолько сильным, что оно просто не покидало меня.

И вот так случилось, что я прибыл в место, где не росла трава и не текли реки. И только горы, словно стражи, возвышались со всех сторон этого места. Но, как говорил известный пакистанский поэт Хафиз Джуллундри:

«Не растет здесь трава, не цветут здесь цветы.
Но зато даже небо склоняется низко,
Чтобы встретить Святыню с почетом».

Передо мной была, на вид, непривлекательная местность. Я увидел, что город не отличается красочным ландшафтом. Но в то же самое время я думал о том великом благе, которым одарил этот город все человечество. Без этого весь мир бы был не более чем золотой клеткой, а человек оказался бы лишь узником, заточенным в ней. Это был тот город, что вывел человека из узких земных границ, познакомил его с безграничными возможностями развития и вернул человечеству славу и свободу. Он освободил человечество от тяжкой ноши, под которой стонали люди, и разрубил оковы, которые были наложены на человека правителями-тиранами и невежественными законодателями.

Размышляя о том, каким бы был этот мир без этого города, я сравнивал с ним более мощные города мира и думал о том, какие потери ждали бы человечество и цивилизацию, если бы этого города не было. Один за другим все эти «великие» города проплывали передо мной, и я чувствовал, что все их процветание было нацелено на увеличение благосостояния маленькой горстки людей, и что никакого значительного вклада в прогресс и рост счастья людей эти города так и не сделали. Более того, они были виновниками различных грехов против человечества на различных исторических этапах. Руководствуясь корыстными мотивами, один город сравнивал с землей другой, одна страна разоряла другую.

Цивилизация нисколько бы ни проиграла от отсутствия этих городов. Но без Мекки человечество бы, бесспорно, оказалось лишенным истины, веры, идеалов и знаний, которыми оно сейчас гордится. Человек в долгу перед этим городом за то, что мир вновь обрел бессмертное богатство веры и заново открыл для себя истинные знания, захороненные под толстым слоем гипотез и домыслов. Мир снова обрел достоинство и благородство, затоптанные жестокими тиранами. Фактически, человечество заново родилось в Мекке и открыло новую страницу истории.

Но послушайте: о чем же я говорю? Что я имею ввиду, размышляя на тему, о том, каким бы был мир без Мекки? Мекка оставалась в спячке вплоть до шестого столетия со своими безводными горами и огромными песчаными барханами, пусть даже и с Домом Каабы и источником Замзам. А в это время человечество было захвачено в когти смерти. Окруженная горами и песчаными дюнами, Мекка продолжала вести уединенную жизнь, словно она не имела ничего общего со всем человечеством, словно она не была частью этого мира, а жила отдельно от мира, расположенного вокруг нее.

Поэтому я должен говорить не о том, каким бы был этот мир без Мекки, а о том, каким бы он был без ее блистательного сына, перевернувшего весы истории и указавшего новый путь для всего человечества.

Размышляя об этом, я представляю себе различные сцены:

— Вот лидер курайшитов, один-одинешенек, совершает обход вокруг Дома Каабы, а люди вокруг глумятся над ним и делают разные едкие замечания. А он продолжает обход с абсолютным безразличием ко всей окружающей его враждебности. И вот он заканчивает таваф и хочет войти в Дом Каабы, но ключник Осман бин Тальха крепко схватывает его, не давая пройти. Лидер курайшитов с образцовой стойкостью переносит и это и говорит: «Осман, что будет в тот день, когда этот ключ окажется в моей руке, и я отдам его тому, кому пожелаю?» «В тот день все курайшиты будут мертвы?» — со злостью спрашивает Осман. «Нет, в тот день они получат истинный почет и уважение».

— Затем я вижу того же самого лидера, совершающего обход вокруг Дома Каабы после Победы в Мекке, и его сподвижников, пожертвовавших всем и вся ради него и собравшихся вокруг него словно мотыльки. Он посылает за ключником и говорит ему: «Осман, вот твой ключ. Возьми его. Сегодня — день проявления доброты и выполнения обещаний».

Как гласит история, знаменитый сын Мекки не только стал обладателем ключа, которым он мог открыть дверь Дома Каабы, но также и того ключа, которым он мог открыть замки человечества, которые было не под силу вскрыть ни одному провидцу и философу. Этим ключом был ниспосланный ему Коран, а также Миссия Посланника, которой он был наделен.

Совершив хадж, я с огромным рвением направился в Медину. Трудности пути казались мне благословением, и перед моими глазами представала трогательная картина путника давних времен, чей верблюд шел по тому же самому пути.

Первое, что я сделал в Медине, — это двухракаатный намаз и выражение искренней благодарности Всемогущему за то, что Он даровал мне такое счастье оказаться в этом городе. После этого я отправился к Благородному Пророку صلى الله عليه وسلم. Сколь многим я обязан ему! Мне никогда не воздать должного ему! Я произнес салават и салям и подтвердил, что он донес Послание Господа миров, оправдал доверие Господа, показал Истинный Путь умме и до последнего вздоха старался на пути Бога.

Затем я поприветствовал двух его верных друзей, чья бескорыстная преданность не знала себе равных в истории. Никто не выполнял долг товарищества и долг преемственности так, как они.

Из Мечети Пророка я направился в Джаннат-уль-Бакы. Какое бесценное сокровище истины и чистоты, любви и преданности захоронено на этом маленьком участке земли! Покоятся здесь те, кто пожертвовал жизнью этого мира для жизни будущей, — люди, добровольно покинувшие родной дом на пути веры, чтобы провести свою жизнь у ног Благородного Пророка صلى الله عليه وسلم, а не с друзьями и родственниками. «Среди верующих есть мужи, верные завету, который они заключили с Аллахом». (Коран, 33:23)

Далее я посетил Ухуд — место, у которого проходила самая захватывающая драма любви и верности. Именно здесь мир увидел живые образцы веры и непоколебимости. Именно здесь мир узнал истинную важность храбрости и стойкости. Когда я прибыл туда, казалось, словно я слышу, как хазрат Анас бин Назр (радиаллаху анху) говорит: «Я чувствую сладкий аромат рая, исходящий с той стороны горы Ухуд», — а, услышав весть о смерти Благородного Пророка صلى الله عليه وسلم, Са’ад бин Му’ад (радиаллаху анху) говорит: «В чем радость сражения и джихада, если с нами нет больше Посланника Бога?», — а Анас (радиаллаху анху) замечает: «В чем радость жизни, если его нет с нами?»

И именно здесь Абу Дуджана (радиаллаху анху) сделал свою спину щитом для защиты Пророка صلى الله عليه وسلم от стрел. Они вонзались в спину, но тот не отступал. А саидна Тальха (радиаллаху анху) схватывал своими руками стрелы, запущенные в Благородного Пророка صلى الله عليه وسلم, пока руки не оказались парализованы. Хазрат Хамза (радиаллаху анху) был убит на этом самом поле боя, а его тело разорвали на куски. Здесь героически погиб Мас’аб бин Омайр (радиаллаху анху). Он умер в таком состоянии, что его даже не могли укрыть саваном. Его похоронили, укрыв одеялом — столь коротким, что, если укрыть голову, оказывались оголены ступни, а, если укрыть ступни, голова оказывалась непокрытой.

Если б Ухуд дал частичку своего сокровища человечеству! Если б мир получил хотя бы маленькую часть веры и стойкости тех славных времен!

Друзья говорят: «Ты вел нас в Каир и познакомил с великими личностями этого города. Ты говорил нам о Дамаске и его жителях. Ты показал нам Ближний и Средний Восток. А теперь расскажи о Хиджазе и его сынах». Но что я могу сделать? Для меня Хиджаз — это ровно один человек, о котором я могу говорить вечно. Из-за него Хиджаз — это Хиджаз, а исламский мир — это исламский мир.

Воистину, мы во всем связаны с именем Мустафы صلى الله عليه وسلم!

Шейх Саид Абу-ль-Хасан Али Надви (рахимахуллах)

Источник: Albalagh.net

Перевод: Хадж.рф

Напишите комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или осуществите trackback с вашего собственного сайта. Вы также можете Comments Feed через RSS.

Введите свой комментарий:

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Аватары от Gravatar.


− 1 = 3